zeftera.ru.

Из архива: Стана для украинцев на территории 3-го рейха

стан После завершения Первой мировой войны несколько млн украинцев, очутившихся на территории прежнего 3-го рейха, сторонники по антигитлеровской коалиции сплавили в спецлагеря.

Большинство их жителей по собственной воле либо по насилию пришли в СССР, где многих ожидали репрессии. Только незначительная часть “лагерников” осталась на Востоке, — сообщает Владимир Гинда в рубрике Архив в № 27 издания Журналист от 13 августа 2012 года.

Эпоха переваленных лиц — так называют историки 1940-е годы. И логично — Первая мировая война дала толчок крупной миграции, центром которой стали земли 3-го рейха. В середине крупнейшего оснащенного инцидента нашего времени в Восточной Европе насчитывалось от 6 млрд до 10 млрд человек, которые оставили собственный дом. Это были беженцы, захваченные и похищенные на насильственные работы действующие и сельчане. Среди большой человеческой массы одной из крупнейших народных групп стали украинцы — приблизительно 2,4 млрд граждан Украины тогда были далеко от знаменательной отчизны.

Главную их часть, около 60 %, по подсчетам специалиста российской эмиграции Кейданского, составляли остарбайтеры, отвезенные германцами на насильственные работы. Другой группой переваленных лиц стали представители государственной интеллигенции и политики, которые оставили Украину, чтобы избежать преследований со стороны русской власти, и участники российского шовинистического перемещения и прочие политузники, которых 3-й рейх послал в концлагеря, а грядущие войска антигитлеровской коалиции отпустили.

Главную их часть, около 60 %, по подсчетам специалиста российской эмиграции Кейданского, составляли остарбайтеры, отвезенные германцами на насильственные работы

После завершения битвы все обязанные мигранты были в специально оздоровленных союзниками СССР на территории Германии и Австрии таборах для лиц, к которым могли использовать британский термин Displaced persons, либо DP. Как следствие и места их временного прибежища именовали DP-лагерями.

Лагерники — иммигранты из СССР, в том числе украинцы, не всегда пылали стремлением прийти в Страну Рекомендаций. Однако владельцами собственной судьбы они не были: жителей DP-лагерей проводили проверку, по мнению русской стороны, и обычно давали в руки представителей Города Москва.

Переваленных лиц было очень много, и проверки затянулись на пару лет. Эти годы не менее 2 млрд украинцев провели в узких домах DP-лагерей. Над частью тех, кто не планировал возвращаться в Альянс, тяготил ужас быть сделанным русской стороне. Как продемонстрировала история, некоторые из тех, кто в войну оказался в Германии, по возвращении на отчизну имели огромные возможности угодить в стан либо даже быть убитыми. “Люди беспокоились при мизерном знаке на проверку. Лишиться такого статуса [перемещенного лица] значило лишиться и того небольшого права на жизнь, приобретенного благодаря мощным мира этого”, — сообщал в собственных мемуарах Планета ДеПе Улас Самчук, российский писатель и шовинист, прошедший через такой стан. Ему свезло — в конечном счете, он оказался на канадской земле.

Общими действиями Кремля и сторонников за несколько лет из прежнего 3-го рейха на отчизну пришли либо были вывезены 5 млрд граждан СССР которых не менее 2 млрд составили украинцы. На Востоке остались около 250 млн. единоплеменников: четверть в будущем ушли в Соединенных Штатах и Канаду, а другие забавлялись по миру — кто-то ишак в Восточной Европе, а то удалось добраться до Австралии либо Латинской Америки.

Огромная фильтрация

Жизнью переваленных лиц на территории разбитого 3-го рейха распоряжалась разработанная государствами — участницами антигитлеровской коалиции Администрация помощи и восстановления Соединенных Наций — ЮНРРА (United Nations Leafa and Rehabilitation Administration). Данная конструкция возникла на свет 9 декабря 1943 года в Вашингтоне. Цель — разная помощь переваленным личностям и возвращение их на отчизну. Однако практически всем нагружали оккупационные администрации сторонников. Тогда Германия была поделена на 4 зоны: западная часть страны стала русской, а восток поделили между собой американцы, англичане и французы. DP-лагерей было очень много: только на территории Германии и Австрии их насчитывалось не менее 80, в любом проживали сотни миллионов человек.

Жизнь этих переселенцев была горькой. На больших территориях, окруженных забором из проволоки, люди жили в домах под глазом таборной администрации. Было весьма плотно — в одной незначительный комнате могли вселить пару семей либо до 10-ти одиноких людей. Из мебели не было ничего, только постели. Насыщали слабо.

На больших территориях, окруженных забором из проволоки, люди жили в домах под глазом таборной администрации

с течением времени, когда “лагерники” обосновывались, они начинали обменивать у регионального населения — германцев либо австрийцев — кофе, хлеб и сигаретные изделия, выдаваемые администрацией, на разные продукты. По мемуарам Самчука, он, парень, приобретал на неделю 2 сигаретные пачки. Как человек некурящий, писатель менял их все на продукты, которых хватало до принятия следующей табачной “пайки”.

Основным занятием жителей DP-лагерей стало ожидание. Люди раскидывали мозгами, улетят ли они на отчизну либо, если такого стремления нет, способны ли остаться на Востоке.

Русская сторона старательно обрабатывала “собственных”, очутившихся в области оккупации восточных сторонников, другими словами в восточных DP-лагерях, желая вернуть их всех, несмотря на статус, прошлое и отношение к идеям коммунизма. с ноября 1944 года в СССР заработала особая репатриационная комиссия, которая могла осуществить данную цель.

Спецуполномоченные совместно с работниками Основного регулирования НКВД прибыли в Германию, где сосредоточивалось самое большое количество DP-лагерей, чтобы тщательнейшим образом просеять их временное население.

Русская сторона старательно обрабатывала “собственных”, очутившихся в области оккупации восточных сторонников, другими словами в восточных DP-лагерях, желая вернуть их всех, несмотря на статус, прошлое и отношение к идеям коммунизма.

На переселенцев действовали совокупно. Их не только лишь лично обрабатывали в процессе встреч, но также и показывали в таборах пропагандистские кинофильмы. Снятое по предзаказу властей кино было полно светлых лиц прежних беженцев, которых отчизна повстречала раскрытыми объятиями, предоставив жилище и деятельность. Наименования у этих лент были аналогичными — Сыны, возвращайтесь на Отчизну либо Знову в рідній сім’ї. Общественными тиражами выпускались и листовки с похожими наименованиями и подобным содержанием.

Помимо этого, оккупационные власти возбуждали отрицательное отношение к жильцам DP-лагерей со стороны регионального населения. Рядовые германцы после погрома 3-го рейха жили в незавидных условиях — сторонники, по сведениям Владимира Маруняка, специалиста российский эмиграции, давали на любого “фашиста” менее 1-1,5 млн. калорий пищи в месяц. В таборах же, как угодливо докладывали региональные издания, издаваемые при помощи антигитлеровской коалиции, на человека отличалось 2-2,5 млн. калорий. В конечном итоге германское население уверяли, что среди переваленных лиц большое количество боевых преступников и помогать им либо вести торговлю с ними не следует.

Клич отчизны

На самом деле отчизна видела прежних жителей DP-лагерей очень безжалостно. Априори существенную часть обвиняемых в пособничестве германцам и партнерстве с агентами капиталистического Востока посылали в стана в Кашлык либо расстреливали. Они все, даже те, кто обнаруживался на независимости, прежде чем получить заключительный вердикт отчизны — простить либо обречь, — проходили через промежуточный ад спецприемников.

Речь в данном случае идет о спецлагерях, перечисленных в докладной НКВД СССР за июнь 1945 года. Данный документ говорит, что специально для репатриированных из Восточной Европы жителей СССР в Белоруссии и Украине сделано 100 спецзон, вычисленных на 10 млн. человек любая. Тут людей, принявших решение прийти, тщательнейшим образом проводили проверку работники полиции.

Априори существенную часть обвиняемых в пособничестве германцам и партнерстве с агентами капиталистического Востока посылали в стана в Кашлык либо расстреливали.

Критерии были в несколько раз хуже, чем в DP-лагерях — без мебели, пищи в край, антисанитария. Вот что насчет этого сообщал в собственной телеграмме в Киев 24 июня 1947 года комендант сборно-пересыльного пункта для репатриированных в украинском Ковеле некоторый генерал Ильин: “Пришедших репатриантов из Франции на установку Ковель 3 дня никуда не посылаем, нет вагонов. Люди бузят. Для их нахождения нет абсолютно никаких требований”.

Равномерно, когда главная часть тех, кто планировал по собственной воле прийти, ушли, а остальные стали приобретать малоприятные вести о том, как встречает отчизна, поток желающих стать жителями СССР существенно обеднел. Говорилось о тех людях, кто оказался в восточной зоне оккупации и хотел остаться в капиталистических государствах.

Но стесняться с ними никто не намеревался. ЮНРРА активно помогала участникам русских репатриационных комиссий. “Людей улавливали у автодороги, в личных жилищах, в таборах, усаживали за колющийся проволоку и североамериканскими военнослужащими грузовыми автомобилями, как продукт, посылали назад. Это значило — Кашлык, мука, рабство. Фантом “отчизны” преследовал регулярно, ощущение ужаса было регулярным”, — сообщал Самчук.

В 1946-1947 гг. в североамериканской зоне оккупации в таборах вели “скрининги”, другими словами проверки в целях потери помощи коллаборационистов — тех людей, кто сотрудничал с германцами. Эти акции довольно часто строились на данных, приобретенных от русских либо чешских органов. “Тянулась так называемая “очистка коллаборационистов”, известная рукою рекомендаций, — помнил Самчук. — Не сумели они раздобыть нас руками своими, потому рвались сделать это руками американцев. Люди беспокоились при мизерном знаке на подобную проверку”.

Американцы чистили стана неожиданно. В большинстве случаев, в ночь на территорию заходили военнослужащие, закрывали ворота и искали жителей поблочно.

Людей улавливали у автодороги, в личных жилищах, в таборах, усаживали за колющийся проволоку и североамериканскими военнослужащими грузовыми автомобилями, как продукт, посылали назад. Это значило — Кашлык, мука,рабство. Фантом “отчизны” преследовал регулярно, ощущение ужаса было регулярным

Определенные украинцы стали упрямиться. К примеру, в одном из английских лагерей 4 десятка иммигрантов из Украины, выяснив, что их планируют репатриировать в СССР, забаррикадировались в доме и стали настоятельно просить обороны английской власти.

В начале марта 1945 года, задолго до того, как завершилась битва, в таборе Пеггец, размещенном возле австрийского города Линц, англичанам и совсем понадобилось применять вооружение.

В Пеггеце пребывало 40 млн. украинцев с девушками и детьми. Большинство парней боролись против Алой армии либо югославских приверженец и сдались английским силам в вере, что их не передадут СССР. Однако британцы приняли решение послать их в Альянс. Украинцы взбунтовались, после чего против них использовали вооружение. Нескольких лагерников убили, иные кончали жизнь самоубийством. Укрощенное “население” погнали в русскую зону оккупации, но также и тут не все покорились — девушки с детьми скакали с моста, по которому их преследовали, в речку. Теми же, кто дошел до конца, занялись русские спецслужбы, без бесполезных проволочек расстрелявшие большинство репатриантов.

Получая все меньше информации о том, как в СССР обходятся с переваленными соотечественниками, восточные сторонники Города Москва стали нехотя давать принужденных мигрантов Альянсу.

Тогда на запад Европы ушли либо были увезены не менее 2 млрд украинцев. Аналогичным, кто остался, — а это приблизительно 250 млн. человек, — свезло. Многие из них смогли обосновать, что боевых правонарушений они не делали и возвращаться на Украину им невозможно. Перед ними раскрылись ворота в восточный мир.

Этому содействовало то, что в 1947 году права УННРА завершились. Потом в Европе стала работать Интернациональная компания по делам беженцев, просуществовавшая до 1952 года. Она не помогала Москве вернуть “заплутавших овец”, а переселяла переваленных лиц и беженцев в страны, которые были готовы их взять. Данная конструкция стала практически ловким консульством, которое занималось юридической и общественно-политической службой охраны переваленных лиц. В работе ей помогали российские компании из различных стран Востока.

***

Данный источник обнародован в №27 издания Журналист от 13 августа 2012 года. Перепечатка публикаций издания Журналист в полном размере запрещена. С требованиями применения элементов издания Журналист,размещенных на веб-сайте Журналист.net, можно познакомиться тут.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>